СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО КАК СРЕДСТВО МАНИПУЛЯЦИИ НАНИМАТЕЛЕМ СО СТОРОНЫ НЕДОБРОСОВЕСТНОГО РАБОТНИКА

СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО КАК СРЕДСТВО МАНИПУЛЯЦИИ НАНИМАТЕЛЕМ СО СТОРОНЫ НЕДОБРОСОВЕСТНОГО РАБОТНИКА

Фабула дела.

11.02.2020 г. суд Минского района вынес решение по делу по иску работника к нанимателю о восстановлении того на работе, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула, а также возмещении морального вреда, которым в удовлетворении заявленных исковых требований было отказано в полном объеме.

В целях защиты оспариваемых прав и законных интересов наниматель был вынужден обратиться к адвокату за оказанием квалифицированной юридической помощи, в том числе по подготовке письменных возражений на исковое заявление и представлению интересов нанимателя в трех судебных заседаниях, в связи с чем тот понес значительные судебные расходы по оплате помощи представителя.

Тем не менее, суд, несмотря на признание заявленных исковых требований работника неправомерными и необоснованными, отказал нанимателю, в пользу которого состоялось решение, в возмещении понесенных им судебных расходов.

Позиция суда.

В мотивировочной части вынесенного решения суд Минского района сослался на п. 55 Постановления Пленума [1], которым предусмотрено, обратить внимание судов на то, что согласно ч. 4 ст. 241 ТК [2] работники освобождаются от уплаты госпошлины, а также издержек по индивидуальным трудовым спорам, включая споры о возмещении морального вреда, если они вытекают из трудовых отношений.

В соответствии с ч. 4 ст. 241 ТК при рассмотрении индивидуальных трудовых споров работники освобождаются от уплаты судебных расходов.

В силу ст. 114 ГПК [3] судебные расходы состоят из госпошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. На основании п. 6 ч. 1 ст. 116 ГПК к издержкам относятся расходы по оплате помощи представителей.

Поскольку предъявленный иск носит характер индивидуального трудового спора, то в соответствии с действующим законодательством, работник освобождается от уплаты судебных расходов, в том числе расходов по оплате юридической помощи.

Отметим, что рассмотренное нами решение суда Минского района не является случайностью и единичной ошибкой конкретного судьи, а соответствует сложившейся правоприменительной практике по соответствующему вопросу.

Так, 27.04.2005 г. постановлением Президиума Минского городского суда (суд надзорной инстанции) отменено дополнительное решение суда Московского района г. Минска от 04.02.2004 г., оставленное без изменения 08.04.2004 г. определением судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда.

Указанным дополнительным решением суда с работника в пользу нанимателя взыскана денежная сумма в возмещение расходов по оплате помощи представителя в связи с отказом работнику в удовлетворении иска к нанимателю о взыскании с него среднего заработка за задержку выдачи трудовой книжки и окончательного расчета.

Президиум отметил, что суд первой инстанции не принял во внимание, что в данном случае имел место индивидуальный трудовой спор, при рассмотрении которого истец освобожден от уплаты судебных расходов согласно положениям ч. 4 ст. 241 ТК.

Позиция нанимателя (ответчика) и автора.

Основания для освобождения стороны от судебных расходов условно можно разделить на две группы в зависимости от порядка освобождения: в силу судебного постановления, вынесенного в порядке, установленном ст. 130 и 131 ГПК, а также в силу действующего законодательства, например, ст. 129 ГПК, ч. 4 ст. 241 ТК и др.

Тем не менее, порядок освобождения не отменяет факта освобождения стороны от несения соответствующих судебных расходов полностью или частично.

Действительно, в силу трудового законодательства работники освобождаются от уплаты судебных при рассмотрении индивидуальных трудовых споров расходов.

Причины, по которым соответствующая норма появилась в трудовом кодексе, понятны. Наниматель, как правило, находится в более доминирующем положении по отношению к работнику-гражданину и обладает большими ресурсами. Для того, чтобы работник имел реальную возможность защитить собственные права и законные интересы, с учетом непродолжительных сроков исковой давности по индивидуальным трудовым спорам, а также в целях исключения злоупотреблений со стороны нанимателя, работнику предоставлено право инициировать судебное разбирательство и предъявить исковые требования к нанимателю без уплаты судебных расходов.

Однако, представляется неясными позиция суда Минского района и сложившаяся правоприменительная практика, согласно которой работник, заявивший незаконные и необоснованные требования к нанимателю, даже в таком случае освобождается от возмещения судебных расходов, понесенных ответчиком, выигравшим трудовой спор.

Описанная ситуация усложняется еще тем, что гражданское процессуальное законодательство предусматривает норму, в силу которой освобождение стороны от судебных расходов не освобождает ее от обязанности возместить другой стороне, в пользу которой состоялось решение, понесенные судебные расходы (ст. 133 ГПК).

По сути, ст. 133 ГПК прямо регулирует рассматриваемую ситуацию и указывает на порядок распределения в таком случае судебных расходов, но судом не применяется, что, по мнению автора, является неправомерным и крайне несправедливым.

Также не приходится говорить и о конкуренции ч. 4 ст. 241 ТК и ст. 133 ГПК в связи с тем, что нормы ТК и ГПК друг другу не противоречат, а лишь дополняют.

Так, трудовое законодательство говорит о том, что работник освобождается от уплаты судебных расходов, а гражданское процессуальное законодательство уточняет, что освобождение от уплаты судебных расходов не есть освобождение от возмещения их другой стороне, в пользу которой состоялось решение. Фактически, процессуальное законодательство проводит разграничение между уплатой стороной судебных расходов и возмещением стоимости судебных расходов, уплаченных другой стороной спора.

В результате, работник действительно освобождается от уплаты им судебных расходов, что, однако, не освобождает его от обязанности возместить нанимателю, в пользу которого состоялось решение, понесенные тем судебные расходы.

В связи с чем, применению подлежит ч. 1 ст. 135 ГПК, и стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Представляется, что предложенное совместное применение ч. 4 ст. 241 ТК и ст. 133 ГПК соответствует принципам права пользования юридической помощью (ст. 14 ГПК) и состязательности и равенства сторон в процессе (ст. 19 ГПК).

Тем не менее, несмотря на возражения нанимателя, суд Минского района избрал противоположный подход, в результате которого независимо от того, будет ли принято решение суда по индивидуальному трудовому спору в пользу работника либо в пользу нанимателя, негативные имущественные последствия понесет все равно наниматель, т.к. для защиты оспариваемых прав и законных интересов он может быть вынужден обратиться за юридической помощью и понести расходы, которые ему не возместят.

Более того, суд не только не учитывает интересы нанимателя, но и загружает себя работой по рассмотрению необоснованных требований таких работников.

Работник, понимая, что никаких судебных расходов он не понесет, оказывается в той ситуации, когда его ничего не сдерживает в том, чтобы предпринять заведомо необоснованные и недобросовестные попытки потребовать что-либо у нанимателя.

Цели таких требований могут быть различны: от желания работника отплатить нанимателю за нанесенные ему «обиды», связанные в том числе с увольнением его по дискредитирующим основаниям, до стремления получить от нанимателя хоть что-либо сверх причитающегося, в том числе из расчета работника «на авось».

В свою очередь, наниматель может решить, что несмотря на неправомерность и недобросовестность поведения работника, затягивание судебного разбирательства на 3-4 судебных заседания приведет еще к большим имущественным потерям, в связи с чем пойдет на «открытые» провокации работника и удовлетворит его требования.

Естественно, такой подход суда не способствует к увеличению стабильности в экономической деятельности и повышению степени доверия к судебной системе.

Так и в рассматриваемом судебном разбирательстве работник, в удовлетворении требований которого судом было отказано, заявлял о вызове 4-х четырех свидетелей, один из которых все-таки был допрошен судом, о приостановлении рассмотрения дела по надуманным основаниям и иным образом затягивал судебное разбирательство, в результате чего в заявленных требованиях было отказано только после проведения четырех судебных заседаний, на каждом из которых присутствовал директор и (или) адвокат нанимателя, что лишь способствовало увеличению расходов последнего.

Таким образом, изложенное нарушение принципа состязательности и равенства сторон в гражданском процессе приводит к формированию у работников ощущения вседозволенности в отношениях с нанимателем, а судебное разбирательство становится средством манипуляции нанимателем со стороны недобросовестного работника. При этом, изменение ситуации не требует корректировки действующего законодательства, а лишь издания соответствующих разъяснений со стороны Верховного суда Республики Беларусь, способных повлиять на национальную правоприменительную практику.

Использованные нормативные правовые акты:

  1. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.03.2001 г. № 2 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде»;
  2. Трудовой кодекс Республики Беларусь;
  3. Гражданско-процессуальный кодекс Республики Беларусь.

адвокат Белохвост Андрей,
магистр юридических наук