НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ ЕГО РАСТОРЖЕНИЯ В СВЯЗИ С СУЩЕСТВЕННЫМ ИЗМЕНЕНИЕМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ ЕГО РАСТОРЖЕНИЯ В СВЯЗИ С СУЩЕСТВЕННЫМ ИЗМЕНЕНИЕМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Краткое изложение фабулы дела.

Между покупателем и поставщиком был заключен договор поставки товара, который представлял собой комплектующий элемент сверлильного станка.

По истечении некоторого времени после принятия данного товара по товарной накладной покупатель предъявил претензии к поставщику. По результатам осмотра товара, проведенного покупателем, а также независимой экспертизы технического состояния товара был выявлен ряд дефектов внешнего вида (потертости, царапины, заусеницы, сколы, задиры, точечная коррозия). На основании характера выявленных недостатков внешнего вида товара покупатель сделал вывод о том, что поставленный ему товар не является новым и ранее был в употреблении.

Покупатель по договору поставки предъявил иск к поставщику о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств на основании статьи 421 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК). Покупатель мотивировал предъявленный иск тем, что при заключении договора поставки он исходил из того, что товар будет новым. Если же покупателю было бы известно, что предполагаемый к поставке товар новым не является, то договор на поставку товара им вообще не был бы заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Анализ предъявленных покупателем исковых требований.

Гражданское законодательство Республики Беларусь не устанавливает такого прямого требования, как поставка нового товара, т.е. не бывшего в употреблении, по умолчанию, если договором не предусмотрено иное. Статья 439 ГК предусматривает обязанность продавца передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Если же договор не содержит специальных требований к качеству поставляемого товара, то продавец несет обязанность передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

В рассматриваемой ситуации следует учитывать положения договора и (или) критерии обычного качества, соответствующие конкретному назначению товара.

Представляется, что поставка товара, не являющегося новым, сама по себе не свидетельствует о его ненадлежащем качестве, если он соответствует назначению, техническим характеристикам и может использоваться для предназначенных целей.

Тем не менее, дальнейший анализ предъявленных требований предполагает ответ на вопрос, а что есть такое поставка бывшего в употреблении товара, чем она может быть чревата и как соотносится с исполнением поставщиком обязательств.

Вероятно, что бывший в употреблении товар может нести на себе некоторые следы предшествующего употребления, что также может отразиться на сроке службы товара, на степени выполнения им функций, для которых товар предназначен, в том числе на его производительности, а также на эстетической составляющей. Последствия предшествующего использования не являются презюмируемыми, а требуют, на наш взгляд, своего фактического выявления и анализа со стороны покупателя.

Так, изложенные выше претензии покупателя к товару – это претензии к его качеству. Т.е. предполагается, что поставщик поставил покупателю некачественный товар – исполнил свои обязательства ненадлежащим образом (нарушил договор).

 

На основании пункта 1 статьи 421 ГК существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его расторжения, если договором не предусмотрено иное или иное не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, если они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Применение статьи 421 ГК как правового основания расторжения договора, в первую очередь, предполагает выделение тех обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении и которые впоследствии были существенно изменены.

Предлагаем разобраться с тем, так какие же обстоятельства существовали при заключении договора, а впоследствии существенным образом были изменены.

Из краткого изложения фабулы следует, что в качестве таких обстоятельств покупатель выделяет надлежащее исполнение обязательств по договору. Так, при заключении договора покупатель исходил из того, что поставщик принятые на себя обязательства по договору исполнит надлежащим образом.

На наш взгляд, надлежащее исполнение обязательств, в том числе поставка товара надлежащего качества, не может выступать в качестве того обстоятельства, о котором идет речь в статье 421 ГК и последующее существенное изменение которого является правовым основанием для расторжения договора. Изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, предполагает, что какие-то обстоятельства при заключении договора существовали, а потом в ходе исполнения эти обстоятельства перестали существовать в таком виде и существенно изменились. Т.е. изменение чего-либо предполагает существование этого в «до измененном» виде.

Договор поставки является основанием возникновения соответствующих ему обязательств. Возникновение и исполнение обязательств не идентичные процессы и они, как правило, не совпадают во времени. Ссылаться на исполнение обязательств, как надлежащее, так и ненадлежащее, при заключении договора преждевременно. Представляется неверным говорить о том, что при заключении договора сторона исходила из надлежащего исполнения его другой стороной, а уже впоследствии эти обстоятельства (надлежащее исполнение обязательств) изменились.

Исполнение обязательства в момент заключения договора предполагалось в будущем. Т.е. при заключении договора надлежащего исполнения обязательств как обстоятельства не существовало и не могло существовать, а значит, по большому счету, нечему и было изменяться. Абсурдно утверждать, что то, чего в определенный момент времени не существовало, впоследствии было существенно изменено.

В момент заключения договора сторона исходит из того, что договор будет исполнен надлежащим образом, т.е. из будущего исполнения договора, из ожиданий надлежащего исполнения своих обязательств другой стороной.

Так, если применительно к статье 421 ГК покупатель утверждает, что при заключении договора он исходил из надлежащего исполнения поставщиком своих обязательств (поставка качественного (нового) товара), то существенно измениться могли лишь ранее существующие у покупателя ожидания надлежащего исполнения, что, видимо, и предоставляет ему право требовать расторжения договора.

Однако, «ожидание» надлежащего исполнения (представление о надлежащем исполнении) вряд ли возможно называть тем обстоятельством, из которого сторона исходит при заключении договора. Ожидание наступления некоторых обстоятельств (собственное представление об обстоятельствах) самостоятельным обстоятельством не является, т.к. это всего лишь результат определенного субъективного восприятия стороной обстоятельства, существующего либо существование которого ожидается ей в будущем, и отношения субъекта к обстоятельству. Соответственно, изменение собственных ожиданий и представлений – это не совсем изменение «обстоятельства», а больше изменение восприятия неких явлений и сложившегося отношения к ним.

Отметим же, что последующее изменение ожиданий кредитора о надлежащем исполнении должником обязательства является неизбежным в любом случае, таков принцип построения и работы любого обязательств. В момент заключения договора кредитор исходит из того, что должник исполнит обязательство (кредитор ожидает надлежащего исполнения). Далее должник исполняет обязательство, как того хочет кредитор. Что происходит с ожиданиями кредитора, которыми он руководствовался при заключении договора? Они удовлетворены и кредитор, естественно, более не ожидает того, что должник исполнит обязательство, т.к. должник его уже исполнил.

Любое обязательство предполагает смену ожиданий кредитора надлежащего исполнения обязательства на фактическое получение надлежащего исполнения. Изменение обстоятельств, какими их называет покупатель, неизбежно и естественно.

Исковые требования покупателя основываются не на существенном изменении обстоятельств, из которых он исходил при заключении договора, а на несоответствии фактического исполнения обязательства ожиданиям покупателя (представлениям о надлежащем исполнении), которыми он руководствовался при заключении договора, что находится за пределами объекта правового регулирования статьи 421 ГК.

 

Не всякое изменение обстоятельств, из которых стороны договора исходили при его заключении, может являться основанием для расторжения договора, а лишь их существенное изменение. При этом статья 421 ГК не исходит из исключительно субъективного представления стороны о существенном изменении обстоятельств, а предусматривает своего рода объективный критерий существенности. В частности, статья 421 ГК указывает на то, что в момент заключения договора стороны не могут разумно предвидеть изменение таких обстоятельств, иначе договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Так, применение статьи 421 ГК в качестве основания исковых требований и признание изменения изложенных обстоятельств существенным требует выполнения условия о том, что при заключении договора покупатель не мог разумно предвидеть возможности нарушения со стороны поставщика условий договора.

В случае же с любым обязательством всегда существует определенный риск того, что должник его не исполнит либо исполнит ненадлежащим образом.

В зависимости от различных факторов, в том числе характера обязательства, репутации должника и других, степень такого риска может быть различной.

Покупатель, будучи предпринимателем, согласно части 2 пункта 1 статьи 1 ГК осуществляет предпринимательскую деятельность от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность, что также следует учитывать.

Так, по нашему мнению, существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили в момент заключения договора, не произошло. Покупатель мог и должен был разумно предвидеть, что существует определенная возможность, не выходящая за рамки обычного риска, нарушения договора со стороны поставщика.

На понимание стороной договора соответствующих рисков указывают нормы гражданского законодательства и, как правило, положения самих договоров.

Договоры могут содержать разделы, пункты, параграфы, устанавливающие меры гражданской ответственности сторон (неустойка и др.) на случай нарушения одной из сторон обязательств по договору. Равно как и распространенные положения о форс-мажоре, предусматривающее порядок освобождения сторон от исполнения обязательств при определенных обстоятельствах, т.е. допускающие, что нарушение сторонами условий договора возможно, и оно может быть правомерным и не влечь за собой имущественных негативных последствий для сторон соглашения.

Если допустить, что покупатель никак не мог разумно предвидеть того, что поставщик исполнит обязательства ненадлежащим образом, непоследовательным и необъяснимым тогда представляется содержание в договоре положений, которые только и могут быть применены, как в случае нарушения стороной обязательств.

Законодательство предусматривает широкий выбор мер, которые направлены на минимизацию рисков кредитора в случае ненадлежащего исполнения должником своих договорных обязательств, в том числе страхование предпринимательского риска (статья 822 ГК), меры обеспечения исполнения обязательств (глава 23 ГК) и меры гражданско-правовой ответственности (глава 25 ГК).

Многообразие мер уменьшения возможных имущественных потерь указывает на то, что законодателем предполагается, что кредитор может и должен еще при заключении договора предвидеть риск ненадлежащего исполнения (неисполнения) должником своих обязательств, а также самостоятельно принять решение о мерах, которые поспособствуют соответствующий риск минимизировать.

 

Таким образом, в описанном примере покупатель избрал несоответствующее либо основание иска, либо способ защиты гражданских прав в целом, в зависимости от более конкретных обстоятельств дела и взаимоотношений с поставщиком.

Статья 421 ГК не применяется к обстоятельствам, которые были изложены в исковых требованиях и стали причиной из предъявления. Данная статья регулирует не непосредственно сам факт исполнения обязательства и его качество, а изменение обстоятельств, которые сопутствуют исполнению, предопределяют исполнение и его экономический эффект, а также способны влиять на экономическую целесообразность надлежащего исполнения должником договорного обязательства.

Покупателю следует руководствоваться порядком действий, установленным на случай поставки товаров ненадлежащего качества (статьи 445 и 488 ГК), а если же он сможет доказать существенность нарушений, то и пунктом 2 статьи 420 ГК.

адвокат Белохвост Андрей,
магистр юридических наук